СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава

Колонизация— Под К. заурядно очевидно общее вселение в некультурную либо малокультурную страну выходцев из какого-нибудь цивилизованного страны. Результатом такового заселения является колония либо колониальное правительство, находящееся в той либо другой зависимости от метрополии, т. е. страны, из которого вышли поселенцы. Различают последующие виды колоний: 1) колонии завоевательные. Тут К. совершается представителями СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава военного сословия известного народа с целью эксплуатировать труд порабощенного населения в свою пользу; колониями этого типа были колонии римлян, норманнов в Нижней Италии, сарацин в Испании, испанцев — в Мексике и Перу; 2) колонии земледельческие и скотоводные. К. этого рода совершается заурядно большенными массами и заурядно исходит из государств густонаселенных и имеющих СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава значимый прирост населения, но время от времени обуславливается и политическими причинами, религиозными гонениями и пр. Такие колонии нередко растут до степени самостоятельных стран, после этого отпадают от метрополии; типическими эталонами земледельческих колоний являются Североамериканские Соединенные Штаты, английские колонии в Австралии; примерами скотоводных либо пастушеских колоний могут служить СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава Боэрские страны в южной Африке; 3) торговые колонии — основываются заурядно только сравнимо маленьким числом выходцев, которые, поселяясь в новейшей стране, устанавливают правильные торговые сношения меж ней и метрополией; они появляются заурядно в странах, владеющих значительными природными богатствами при очень низкой степени культуры туземного поселения; торговые компании, заводящие колонии этого рода, добиваются время от СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава времени такового могущества, что всецело подчиняют для себя туземное поселение (к примеру, британская ост-индская компания); в новейшее время такие колонии основываются по большей части в тропических странах, которые по климатическим условиям не в особенности способствуют массовому поселению в их европейцев; 4) плантаторские колонии, в хозяйственном отношении не достаточно СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава отличающиеся от торговых, учреждаются тоже в большей степени в горячем поясе и служат для добывания так именуемых колониальных продуктов (см.); ввиду неблагоприятных для европейцев погодных критерий, поселенцами либо колонизаторами являются практически только только предприниматели, руководители компаний, вся же темная работа исполняется или аборигенами, или рабочими, выписываемыми из СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава других местностей, с подходящим климатом (к примеру, негры в Южной Америке, кули в Австралии и Вест-Индии). Не считая приведенной систематизации, принадлежащей Рошеру и являющейся более всераспространенной и принятой, имеются к тому же другие, которые подразделяют колонии не по их происхождению либо экономическому нраву, как вышеприведенная, а по любым СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава признакам; таковы систематизации Гюббе-Шлейдена, Шеффле, Штенгэля (см. Kolonien и Kolonialpolitik, в "Handw örterbuch" Lexis'a). В германской специальной литературе употребляется еще термин innere Kolonisation — внутренняя К., полностью передаваемый русским термином переселение. До этого малонаселенные страны нередко вызывали для этой цели иностранцев-колонистов, которым даровались при всем этом различного СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава рода льготы (см., к примеру, Колонии в Рф); в текущее время внутренняя К. совершается средством переселения в малонаселенные части страны собственных его подданных. Такового рода К. в текущее время посреди европейских государств совершается, к примеру, в Германии, при этом волна переселения направляется из густонаселенных частей Германской империи в восточные провинции СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава Пруссии. Для поощрения и содействия практическому осуществлению такового переселения в Германии образовалось особенное общество, под заглавием: Gesellschaft f ü r innere Kolonisation (1887), и выделившееся из него: Gesellschaft f ü r Kolonisation im Innland. О К. подобного рода в Рф см. Переселения. В более широком смысле употребляют термин колония, когда молвят о СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава колониях преступников (см.), о колониях рабочих либо рабочих колониях. Термин колония используют время от времени фигурально, говоря, к примеру, о школьных колониях, о колониях малышей и т. д.

Главнейшими стимулами колонизационного движения являются: перенаселение (см.), то абсолютное (причина нового колонизационного движения Германии, Великобритании), то только относительное, обусловленное недостаточной СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава интенсивностью производства либо же скоплением земляной принадлежности в руках немногих лиц (в древности — Рим, в новейшее время — Ирландия); политические либо религиозные гонения (к примеру, квакеры в Великобритании в XVII в.); желание отыскать более прибыльное помещение капиталам и т. п. (см. Эмиграция). Самыми ранешними из узнаваемых колонизационных попыток были колонии финикийцев СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава, которые, в видах обеспечения собственной торговли, образовали на берегах Средиземного моря и повдоль северного побережья Африки целый ряд поселений, потом разросшихся в расцветающие городка (к примеру, Карфаген). Примечательные колонизаторские возможности показали греки, которым образованные ими колонии служили с одной стороны для поселения в их лишнего населения, а с СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава другой — являлись средством распространения греческой культуры. Греки имели свои колонии в Малой Азии, на берегах Африки, в Южной Италии (Величавая Греция), в южной части Галлии и Испании. Колонии римлян были основываемы в большей степени на завоевании. Сама Римская империя, со собственной стороны, пала жертвой массивного колонизационного движения особенного рода, известного СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава под именованием величавого переселения народов (см.). Более значительными колонизационными движениями в средние века были К. Балтийского края германскими меченосцами, образование итальянскими республиками колоний в Сирии и Палестине, учреждение торговых факторий членами ганзейского союза (см.). Пространное новое поприще колонизационному движению было сотворено в новое время открытием Америки и Австралии и СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава морского пути в Индию. Со времени этих открытий колонии получают совсем новый нрав, потому что европейским народам раскрылись практически безграничные места новых земель для заселения; отдельные страны начинают стремиться к тому, чтоб захватить может быть больше земель на новых континентах, образовать может быть больше колоний, оттеснить другие, соперничающие с ними СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава страны и направить в свою исключительную пользу все выгоды, которые может доставить владение колониями и торговля с ними; рвения этого последнего рода, подкрепленные учением меркантилистов (см.), вызвало образование в XVII в. так именуемой колониальной системы. Она выразилась в целом ряде узаконений, касавшихся мореплавания, торговли и индустрии, которые в СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава связи с таможенной политикой, покровительствующей российскему производству, были ориентированы к тому, чтоб вынудить колонии служить источником, откуда метрополия могла бы недорого получать всякого рода сырье, и совместно с тем — рынком, куда она могла бы сбывать продукты собственной обрабатывающей индустрии; с этой целью заключались различного рода контракта, в каких метрополия СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава, в качестве наисильнейшей стороны, заурядно произвольно диктовала свои требования колониям. Самой выдающейся государством по размерам К. в эту эру является Испания; за ней следуют Португалия и Голландия. Уже к середине ХVI в. испанские колонии занимали все прибрежные страны Южной Америки, — кроме только Бразилии, принадлежавшей Португалии, — всю Вест-Индию, Центральную Америку СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава и южную часть Северной Америки прямо до Калифорнии и верховьев рек Колорадо и Рио-Гранде и Флориду. Но, плохая колониальная политика Испании, направленная практически только к эксплуатации колоний в интересах метрополии, утвердившаяся система военно-бюрократического управления, монополизация всей торговли метрополией, в связи с религиозной и государственной нетерпимостью, привели к самым СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава грустным последствиям; погоня за драгоценными металлами отвлекла испанцев от производительного труда и привела за собой упадок политического могущества страны. Естественным последствием всего этого было то, что Испания сначала XIX столетия растеряла власть над своими колониями. Такая же участь и по этим же самым причинам поняла колонизационную деятельность СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава Португалии, одно время владевшей необъятными колониями в Южной Америке (отделение Бразилии в 1822 г.). Напротив того, Голландия должна конкретно колониям значимым развитием собственной индустрии и оживлением торговли; по сей день могущество Голландии основывается приемущественно на ее колониальных владениях. Более крепкие следы первых голландских колоний сохранились в Южной Африке; некие из их СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава перебежали позже к Великобритании, другие — образовали потом самостоятельные страны (республика Оранжевая, южно-африканские республики).

Колонизационная деятельность Франции в сколько-либо значимых размерах начинается только с заселением Канады сначала XVII в.; в XVIII в. Франция, вследствие неудачных войн с Англией и политических замешательств и перемен в самой Франции СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава, растеряла огромную часть собственных колоний в Северной Америке; в XIX в. Франция опять начинает усиленное колонизационное движение: завоевание Алжира в 1830 г., протекторат над Тунисом, распространение колониальных владений в Сенегамбии, оккупация Слонового берега и приобретение владений в Конго; в новейшее время — протекторат над Дагомеей и Мадагаскаром (1885 г.), приобретение Кохинхины и протекторат над СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава Аннамой и Тонкином (1883—1884 гг.). О французских колониях см.: Vignon, "Les colonies fran ç aises" (П., 1885); Rambaud, "La France coloniale" (П., 1887); Lanessan, "L'expansion coloniale de la France" (П., 1886); каждогодние издания: "Statistiques coloniales" и с 1888г. — "Annuaire Colonial".

(Словарь Брокгауза и Ефрона)

Н. М. КАРАМЗИН

ИЗ "ИСТОРИИ Страны Русского"

Публикуется СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава по: Карамзин Н.М. Предания веков. М., 1988. Т. IX. С. 563–572, 636–646.

Приступаем к описанию страшной перемены в душе царя и в судьбе королевства.

И россияне современные и чужеземцы, бывшие тогда в Москве, изображают этого молодого, тридцатилетнего венценосца как пример монархов благочестивых, мудрейших, ревностных ко славе и счастию страны. Так изъясняются 1-ые СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава: "Обычай Иоаннов есть соблюдать себя незапятнанным пред Богом. И в храме и в молитве уединенной, и в совете боярском и посреди народа у него одно чувство: "Да властвую, как всевышний указал владычествовать своим настоящим помазанникам!" Трибунал нелицемерный, безопасность каждого и общая, целость порученных ему стран, торжество веры СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава, свобода христиан есть обычная дума его. Обремененный делами, он не знает других утех, не считая совести мирной, не считая наслаждения исполнять свою обязанность; не желает обычных прохлад королевских... Нежный к вельможам и народу — любя, награждая всех по достоинству — щедростию искореняя бедность, а зло — примером добра, сей Богом урожденный правитель вожделеет в денек СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава Ужасного суда услышать голос милости: "Ты еси правитель правды!" И ответствовать с умилением: "Се аз и люди яже отдал ми еси ты!" Более хвалят его и наблюдатели иноземные, британцы, приезжавшие в Россию для торговли. "Иоанн, — пишут они, — превзошел собственных протцов и могуществом и добродетелию; имеет многих противников и смиряет СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава их. Литва, Польша, Швеция, Дания, Ливония, Крым, Ногаи ужасаются российского имени. В отношении к подданным он умопомрачительно снисходителен, приветлив; любит говорить с ними, нередко дает им обеды во дворце и, невзирая на то, умеет быть повелительным; произнесет вельможе: "Иди!" — и вельможа бежит; проявит досаду вельможе — и боярин в отчаянии СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава; прячется, тоскует в уединении, отпускает волосы в символ горести, пока правитель не объявит ему прощения. Одним словом, нет народа в Европе, более россиян преданного собственному сударю, которого они равно и боятся и обожают. Непрестанно готовый слушать жалобы и помогать, Иоанн во все заходит, все решает; не скучает делами СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава и не веселится ни звериною ловлею, ни музыкою, занимаясь единственно 2-мя идеями: как служить Богу и как истреблять противников Рф!"

Возможно ли, чтоб сударь возлюбленный, обожаемый мог с таковой высоты блага, счастия, славы низвергнуться в пучину ужасов тиранства? Но свидетельства добра и зла равно убедительны, неоспоримы; остается только представить СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава сей умопомрачительный парадокс в его постепенных конфигурациях.

История не решит вопроса о нравственной свободе человека; но, предполагая оную в суждении собственном о делах и нравах, изъясняет те и другие, во-1-х, природными качествами людей, во-2-х, обстоятельствами либо впечатлениями предметов, действующих на душу. Иоанн родился с пылкими страстями, с воображением СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава сильным, с разумом еще больше острым, ежели жестким либо основательным. Худенькое воспитание, испортив в нем естественные склонности, оставило ему метод к исправлению в одной вере: ибо самые дерзкие развратители царей не дерзали тогда касаться этого святого чувства. Друзья Отечества и блага в обстоятельствах чрезвычайных умели ее спасительными страхами СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава тронуть, поразить его сердечко; исхитили юношу из сетей неги и с помощию набожной, смиренной Анастасии увлекли на путь добродетели. Злосчастные следствия Иоанновой заболевания расстроили сей красивый альянс, ослабили власть дружества, сделали перемену. Сударь возмужал: страсти зреют вкупе с мозгом, и самолюбие действует еще посильнее в летах совершенных. Пусть СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава доверенность Иоаннова к разуму бывших наставников не умалилась; но доверенность его к себе возросла: признательный им за опытные советы, сударь престал ощущать необходимость в предстоящем руководстве и тем паче ощущал тягость принуждения, когда они, не изменяя старенькому обыкновению, гласили смело, решительно во всех случаях и не задумывались угождать его СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава людской беспомощности. Такое прямодушие казалось ему непристойною грубостию, оскорбительною для монарха. К примеру, Адашев и Сильвестр не одобряли войны Ливонской, утверждая, что нужно сначала искоренить неправильных, злых противников Рф и Христа; что ливонцы хотя и не греческого вероисповедания, но ж христиане и для нас не небезопасны; что Бог благословляет СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава только войны справедливые, нужные для целости и свободы стран. Двор был заполнен людьми, преданными сим двум любимчикам; но братья Анастасии не обожали их, также и многие простые завистники, не терпящие никого выше себя. Последние не дремали, угадывали размещение Иоаннова сердца и внушали ему, что Сильвестр и Адашев сущность хитрые ханжы СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава: проповедуя небесную добродетель, желают мирских выгод; стоят высоко пред троном и не дают народу созидать царя, желая присвоить для себя успехи, славу его царствования, и в то же время препятствуют сим успехам, советуя сударю быть умеренным в счастии: ибо внутренне боятся оных, думая, что излишек славы может дать СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава ему справедливое чувство величия, опасное для их властолюбия. Они гласили: "Кто сии люди, дерзающие предписывать законы царю величавому и мудрейшему не только лишь в делах муниципальных, да и в домашних, семейственных, в самом стиле жизни; дерзающие указывать ему, как обходиться с супругою, сколько пить и есть в меру?" Ибо СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава Сильвестр, наставник Иоанновой совести, всегда добивался от него воздержания, умеренности в физических удовольствиях, к коим молодой монарх имел сильную склонность. Иоанн не унимал злоречия, ибо уже скучал лишне серьезными нравоучениями собственных любимцев и желал свободы; не мыслил бросить добродетели: вожделел единственно избавиться от учителей и обосновать, что может без их СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава обойтися. Бывали минутки, в которые природная его пылкость изливалась в словах нескромных, в опасностях. Пишут, что скоро по завоевании Казани он, в гневе на 1-го воеводу, произнес вельможам: "Сейчас уже не боюсь вас!" Но благородство, оказанное им после заболевания, совсем успокоило сердца. Тринадцать расцветающих лет жизни, проведенных в ревностном выполнении СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава святых королевских обязательств, свидетельствовали, казалось, неизменную верность в любви ко благу. Хотя сударь уже переменился в чувстве к любимчикам, но не переменялся приметно в правилах. Благочиние царило в Кремлевском дворце, усердие и смелая откровенность — в думе. Исключительно в делах многосмысленных, где правда либо добро не были СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава явны, Иоанн обожал противоречить советникам. Так было до весны 1560 года.

В сие время холодность государева к Адашеву и к Сильвестру настолько очевидно нашлась, что они узрели необходимость удалиться от двора. 1-ый, занимав дотоле важное место в думе и всегда употребляемый в переговорах с европейскими державами, желал еще служить царю другим методом: принял СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава сан воеводы и поехал в Ливонию; а Сильвестр, от незапятнанного сердца дав сударю благословение, заключился в одном пустынном монастыре. Друзья их осиротели, враги восторжествовали; славили мудрость царя и гласили: "Сейчас ты уже настоящий самодержец, помазанник Божий; един управляешь землею: открыл свои глаза и зришь свободно на свое королевство". Но СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава сверженные любимчики казались им еще ужасными. Вопреки известной государевой немилости, Адашева честили в войске; самые граждане ливонские изъявляли отменное к нему почтение; все покорялось его мозгу и добродетели. Более Сильвестр, уже монах кроткий, блестел добродетелями христианскими в пустыне: иноки с удивлением лицезрели в нем пример благочестия, любви СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава, кротости. Правитель мог выяснить о том, раскаяться, вернуть изгнанников: надлежало довершить удар и сделать сударя настолько несправедливым, настолько виноватым против сих мужей, чтоб он уже не мог и мыслить об искреннем мире с ними. Кончина королевы подала к тому случай.

Иоанн был растерзан горестию: все вокруг его проливали слезы, либо СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава от настоящей жалости, либо в угодность царю грустному — и в сих-то слезах явилась скверная инсинуация под личиною усердия, любви, как будто приведенной в кошмар открытием невиданного злодейства. "Сударь! — произнесли Иоанну. — Ты в отчаянии, Наша родина также, а два изувера торжествуют: добродетельную королеву извели Сильвестр и Адашев, ее СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава неприятели потаенные и колдуны: ибо они без чародейства не могли бы так длительно обладать разумом твоим". Представили подтверждения, которые не уверяли и самых легковерных; но сударь знал, что Анастасия со времени его заболевания не обожала ни Сильвестра, ни Адашева; задумывался, что они также не обожали ее, и принял инсинуацию СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава, может быть, желая оправдать свою к ним немилость если не верными уликами в их злодействе, то хотя подозрением. Сведав о сем доносе, изгнанники писали к царю, требуя суда и очной ставки с обвинителями. Последнего не желали неприятели их, представляя ему, что они как василиски ядовиты, могут одним взглядом СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава опять обворожить его и, возлюбленные народом, войском, всеми гражданами, произвести бунт; что ужас замкнет уста доносителям. Сударь повелел судить обвиняемых заочно: митрополит, епископы, бояре, многие другие духовные и светские бюрократы собралися для того во дворце. В числе арбитров были и опасные монахи, Вассиан Весомый, Мисаил Сукин, главные злодеи Сильвестровы СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава. Читали не одно, но многие обвинения, изъясняемые самим Иоанном в письме к князю Андрею Курбскому. "Ради спасения души моей, — пишет правитель, — приблизил я к для себя иерея Сильвестра, надеясь, что он по собственному сану и разуму будет мне споспешником во благе; но сей коварный ханжа, обольстив меня красноречием, задумывался СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава единственно о мирской власти и сдружился с Адашевым, чтоб управлять королевством без царя, ими презираемого. Они опять вселили дух своевольства в бояр; пораздавали единомышленникам городка и волости; сажали, кого желали, в думу; заняли все места своими угодниками. Я был невольником на троне. Могу ли обрисовать претерпенное мною в сии деньки уничижения и СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава стыда? Как пленного манят царя с горстию воинов через страшную землю вражескую (Казанскую) и не щадят ни здравия, ни жизни его; вымышляют детские страшила, чтоб привести в кошмар мою душу; велят мне быть выше естества людского, воспрещают ездить по святым обителям; не позволяют наказывать германцев... К сим беззакониям СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава присоединяется измена: когда я мучился в тяжкой заболевания, они, забыв верность и клятву, в упоении самовластия желали, мимо отпрыска моего, взять для себя другого царя, и не тронутые, не исправленные нашим благородством, в беспощадности сердец собственных чем платили нам за оное? Новыми оскорблениями: терпеть не могли, сплетничали королеву СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава Анастасию и во всем доброхотствовали князю Владимиру Андреевичу. И так умопомрачительно ли, что я отважился в конце концов не быть малышом в летах мужества и свергнуть иго, возложенное на королевство коварным попом и непризнательным слугою Алексием?" и проч. Заметим, что Иоанн не винит их в погибели Анастасии и СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава тем свидетельствует несуразную ересь этого доноса. Все другие упреки частично непонятны, частично безумны в устах тридцатилетнего самодержца, который признанием собственной бывшей неволи открывает тайну собственной ничтожной беспомощности. Адашев и Сильвестр могли как люди ослепиться честолюбием; но сударь сим нескромным обвинением уступил им славу прекраснейшего в истории царствования. Увидим, как он без их СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава владычествовал; и если не Иоанн, но любимчики его от 1547 до 1560 года управляли Россиею: то для счастия подданных и царя надлежало бы сим добродетельным мужам не оставлять муниципального кормила: лучше неволею творить добро, ежели волею — зло. Но еще вероятнее, что Иоанн, желая винить их, клевещет на себя самого СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава; еще вероятнее, что он искренно обожал благо, узнав его красота, и, в конце концов, увлеченный страстями, только обузданными, не искорененными, изменил правилам благородства, сообщенным ему мудрейшими наставниками: ибо легче перемениться, ежели так длительно заставлять себя — и кому? Сударю самовластному, который одним словом всегда мог расторгнуть сию надуманную цепь неволи. Адашев, как СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава советник не одобряя войны Ливонской, служил Иоанну как подданный, как министр и вояка усердным орудием для фурроров ее: следственно, сударь повелевал и, вопреки его жалобам, не был рабом любимцев.

Выслушав бумагу о грехах Адашева и Сильвестра, некие из арбитров объявили, что сии злодеи уличены и достойны экзекуции СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава; другие, потупив глаза, безмолвствовали. Здесь старец, митрополит Макарий, близостию погибели и саном первосвятительства утверждаемый в обязанности гласить правду, произнес царю, что нужно призвать и слушать судимых. Все честные вельможи согласились с сим воззрением, но сонм губителей, по выражению Курбского, возопил против оного, доказывая, что люди, осуждаемые чувством сударя СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава велемудрого, милостивого, не могут представить никакого легитимного оправдания; что их присутствие и происки небезопасны; что спокойствие царя и отечества просит незамедлительного решения в сем принципиальном деле. И так решили, что обвиняемые виноваты. Надлежало только найти казнь, и сударь, еще желая иметь вид милосердия, умерил оную: отправили Сильвестра на одичавший полуостров Белоснежного СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава моря, в уединенную обитель Соловецкую, и повелели Адашеву жить в новопокоренном Феллине, которого взятию он содействовал тогда своим мозгом и распоряжениями; но твердость и спокойствие этого супруга докучали злостным гонителям: его заключили в Дерпте, где он чрез два месяца погиб горячкою, к радости собственных неприятелей, которые произнесли царю, что обличенный СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава изменщик отравил себя ядом... Супруг, незабываемый в нашей истории, красота века и населения земли, по возможному сказанию его друзей: ибо сей известный временщик явился вкупе с добродетелию царя и умер с нею... Парадокс умопомрачительный в тогдашних обстоятельствах Рф, изъясняемый единственно неизмеримою силою искреннего благолюбия, которого божественное СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава вдохновение озаряет разум, естественный в самой тьме невежества, и точнее науки, точнее ученой мудрости руководствует людей к величавому. — Обязанный милости Иоанновой неким излишком, Адашев знал одну роскошь благодеяния: питал нищих, держал в собственном доме 10 прокаженных и своими руками обмывал их, усердно исполняя долг христианина и всегда вспоминая бедность населения земли.

Отселе СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава начало злу и таким макаром. Уже не было 2-ух основных действователей благословенного Иоаннова царствования; но друзья их, мысли и правила оставались: надлежало, истребив Адашева, истребить и дух его, страшный для наветчиков добродетели, неприятный самому сударю в сих новых обстоятельствах. Добивались клятвы от всех бояр и авторитетных людей СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава не держаться стороны удаленных, наказанных изменников и быть верными сударю. Присягнули, одни с радостию, другие с печалию, угадывая следствия, которые и раскрылись немедля. Все, что до этого числилось достоинством и методом угождать царю, сделалось предосудительно, напоминая Адашева и Сильвестра. Гласили Иоанну: "Всегда ли рыдать для тебя о супруге? Отыщешь другую, равно СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава прелестную, но можешь неумеренностию в скорби разрушить собственному здравию неоценимому. Бог и люд требуют, чтоб ты в земной горести находил и земного утешения". Иоанн искренно обожал супругу, но имел легкость во характере, несогласную с глубокими впечатлениями горести. Он без гнева внимал утешителям — и чрез восемь дней по кончине Анастасии СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава митрополит, святители, бояре торжественно предложили ему находить жены: законы пристойности были тогда не строги. Раздав по церквам и для бедных несколько тыщ рублей в память усопшей, отправив богатую милостыню в Иерусалим, в Грецию, сударь 18 августа объявил, что хочет жениться на сестре короля польского.

С этого времени замолк СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава плач во дворце. Начали развлекать царя, сначала беседою приятною, шуточками, а скоро и светлыми пирами; напоминали друг дружке, что вино веселит сердечко; смеялись над старенькым обычаем умеренности; называли постничество лицемерием. Дворец уже казался тесноватым для сих гулких сборищ: молодых царевичей, брата Иоаннова Юрия и казанского царя Александра, перевели в СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава особые домы. Раз в день вымышлялись новые потехи, игрища, на коих трезвость, самая значимость, самая пристойность числились непристойностию. Еще многие бояре, сановники не могли вдруг перемениться в обычаях; посиживали за светлою трапезою с лицом туманным, уклонялись от чаши, не пили и вздыхали: их обсмеивали, унижали: лили им вино на голову СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава. Меж новыми любимчиками государевыми отличались вельможа Алексий Басманов, отпрыск его кравчий Федор, князь Афанасий Вяземский, Василий Грязной, Малюта Скуратов-Бельский, готовые на все для ублажения собственному честолюбию. До этого они под личиною благонравия терялись в массе обычных царедворцев, но тогда выступили вперед и, по симпатии зла, закрались в душу Иоанна, приятные СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава ему какою-то легкостию разума, искусственною веселостию, хвастливым усердием исполнять, предупреждать его волю как божественную, без всякого суждения с другими правилами, которые обуздывают и благих царей и благих слуг королевских, первых — в их желаниях, вторых — в выполнении оных. Старенькые друзья Иоанновы изъявляли любовь к сударю и к добродетели; новые СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава — только к сударю, и казались тем любезнее. Они столковались с 2-мя либо с 3-мя монахами, заслужившими доверенность Иоаннову, людьми хитрецкими, коварными, коим надлежало снисходительным учением ободрять застенчивую совесть царя и своим присутствием вроде бы оправдывать бесчиние гулких пиров его. Курбский в особенности называет тут чудовского архимандрита Левкия СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава, головного угодника придворного. Порок ведет к пороку: женолюбивый Иоанн, разгорячаемый вином, запамятовал целомудрие и, в ожидании новейшей супруги для нескончаемой, единственной любви, находил временных предметов в ублажение грубым вожделениям чувственным. Надуманная, прозрачная заавесь потаенны не прячет слабостей венценосца: люди с изумлением спрашивали друг у друга, каким гибельным наитием СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава сударь, дотоле пример воздержания и чистоты духовной, мог унизиться до распутства?

Сие, вне сомнения, величавое зло произвело еще ужаснейшее. Развратники, указывая царю на грустные лица принципиальных бояр, шептали: "Вот твои недоброхоты! Вопреки данной ими присяге, они живут адашевским обычаем, сеют вредные слухи, тревожут мозги, желают прежнего своевольства". Такие ядовитые СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава наветы растравляли Иоанново сердечко, уже неспокойное в чувстве собственных пороков; взгляд его мутился; из уст вырывались слова суровые. Обвиняя бояр в злых намерениях, в вероломстве, в упрямой привязанности к ненавистной памяти надуманных изменников, он отважился быть серьезным и сделался истязателем, коему равного чуть ли найдем в самых Тацитовых летописях! Не вдруг СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава, естественно, рассвирепела душа, некогда благолюбивая: успехи добра и зла бывают постепенны; но летописцы не могли просочиться в ее внутренность; не могли созидать в ней борения совести с мятежными страстями; лицезрели только дела ужасные и именуют тиранство Иоанново чуждою бурею, вроде бы из недр ада посланною возмутить, истерзать СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава Россию. Оно началося гонением всех ближних Адашева: их лишали принадлежности, ссылали в места далекие. Люд жалел о невинных, проклиная ласкателей, новых советников королевских; а правитель злобился и желал мерами ожесточенными унять грубость. Супруга авторитетная, именованием Мария, славилась в Москве христианскими добродетелями и дружбою Адашева: произнесли, что она терпеть не может и СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава мыслит чародейством извести царя: ее казнили вкупе с пятью отпрысками; а скоро и многих других, обвиняемых в том же: известного воинскими подвигами окольничего Данила Адашева, брата Алексиева, с двенадцатилетним отпрыском, 3-х Сатиных, коих сестра была за Алексием, и родственника его, Ивана Шишкина, с женою и с детками. Князь Дмитрий СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава Оболенский-Овчинин, отпрыск воеводы, погибшего пленником в Литве, умер за нескромное слово. Оскорбленный надменностию молодого любимчика государева Федора Басманова, князь Дмитрий произнес ему: "Мы служим царю трудами полезными, а ты — скверными делами содомскими!" Басманов принес жалобу Иоанну, который, в исступлении гнева, за обедом вонзил злосчастному князю ножик в сердечко; другие СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава пишут, что он повелел задушить его.

Вельможа, князь Миша Репнин также был жертвою благородной смелости. Видя во дворе неприличное игрище, где правитель, упоенный крепким медом, танцевал с своими любимчиками в масках, сей боярин зарыдал от горести. Иоанн желал надеть на него маску: Репнин вырвал ее, растоптал ногами и произнес СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава: "Сударю ли быть скоморохом? По последней мере я, вельможа и советник думы, не могу безумствовать". Правитель изгнал его и чрез некоторое количество дней повелел умертвить, стоящего в святом храме на молитве; кровь этого добродетельного супруга окровавила помост церковный. Угождая злосчастному расположению души Иоанновой, явились толпы доносителей СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава. Подслушивали тихие дискуссии в семействах, меж друзьями; смотрели на лица, угадывали тайну мыслей, и скверные инсинуаторы не страшились сочинять злодеяний, ибо доносы нравились сударю и судия не добивался улик верных. Так, без вины, без суда, уничтожили князя Юрия Кашина, члена думы, и брата его; князя Дмитрия Курлятева, друга Адашевых, неволею постригли СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава и скоро умертвили со всем семейством; главного вельможу, авторитетного слугу государева, фаворита казанцев, князя Миши Воротынского, с женою, с отпрыском и с дочерью сослали на Белоозеро. Кошмар крымцев, воевода, вельможа Иван Шереметев был ввержен в душную темницу, истерзан, окован тяжкими цепями. Правитель пришел к нему и хладнокровно спросил СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава: "Где казна твоя? Ты слыл богачом". — "Сударь! — отвечал полумертвый мученик. — Я руками нищих переслал ее к моему Христу Спасителю!" Выпущенный из темницы, он еще пару лет находился в думе; в конце концов, укрылся от мира в пустыне Белозерской, но не укрылся от гонения: Иоанн писал к тамошним монахам, что СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ 5 глава они излишно честят этого бывшего вельможу, вроде бы в досаду царю. Брат его, Никита Шереметев, также думный советник и воевода, израненный в битвах за отечество, был удавлен.


situacionnie-zadachi-v-alpinizme.html
situacionnij-analiz-ili-situacionnaya-logika-v-socialnih-naukah-praktikum-teksti-dlya-samostoyatelnogo-izucheniya-kazan.html
situacionnij-podhod-i-process-upravleniya.html